Мужчины могут чувствовать и чувствуют

Я любил каждую из своих женщин. Каждая была в своем роде шедевром.

С первой, юной и славной, мы любили друг друга без предрассудков, советов, просчетов и всяких планов — так любить можно только в 17.

Остыв, она поняла, что дальше я буду только путаться под ногами. Она очнулась, стряхнула с себя мое одеяло и ушла покорять мир.

Говорят, она сейчас то ли начальник крупный, то ли спилась, то ли уехала в страны, где пауки размером с мяч — больше не видел ее.

Горячая натура, она сразу сменила номер, удалила все ниточки, чтобы не мешали делать настоящую партию. А я что — я ничего, друг с райончика.

Было стыдно перед пацанами признаваться, что мне хочется слушать: «А любовь может быть жестокой» и плакать.

Выдержал, работать пошел, на других стал смотреть, кольцо, правда, вернуть пришлось в магазин. Вспоминаю ее сейчас и тщательно избегаю подобный типаж.

Вторая была мне мамой, которой не было, умела приласкать, приголубить, заговорить любую проблему. Всегда ждала, всегда красивая, всегда приезжала по первому зову, всегда моя.

Я любил ее за ее слабость, за ее любовь, за то, что она зависела от меня в моральном плане. Почему не вышло? Потому сильная любовь идет в паре с безумной ревностью. Она меня ей задушила.

Сначала это было в новинку, грело самолюбие, умиляло, потом стало мешать. Звонить в разгар рабочего дня и кричать, что я с бабами — было скорее тупо, чем мило.

Сходились раз пять, не мог ее окончательно оставить. Жениться хотел, но вместо этого разошлись со слезами и скандалом. Стало легче жить, хоть и пусто. Хорошо, что не залетела.

Третья была отдаленно похожа на первую, но обладала сердцем и была несчастлива с мужем. Мной она наверстывала упущенное, получала то, что не могла брать от мужа.

Мы занимались любовью на капоте моей машины, я посылал ей цветы на работу, я вспомнил о гитаре на шкафу.

Мне было с ней хорошо, а ей со мной, а потом ее замучила совесть, и она вернулась, чтобы до конца жизни с видом побитой собаки волочиться за тем, кто не любил ее.

Ее право, хотя я не раз и не два вылавливал ее между работой и домом. Плакали вдвоем, но ничего не помогало: ни мои разговоры с мужем, ни ее любовь, ни моя настойчивость.

Муж не желал уступать надоевший трофей в виде завоеванной в универе первой красавицы, хотя давно забыл дату первого поцелуя, цвет ее юбочки во время первой встречи и номер ее диеты сейчас.

Она вбила в голову, что он без нее пропадет и осталась с ним. Пропали оба. Не могу об этом спокойно писать. Убил бы, бл**ь, его, если бы она не ныла, что не может с ним так поступить.

Я не помню точно цвет волос каждой, длину ног, помню то, что чувствовал рядом с ними. Я любил каждую из своих женщин, но ни с одной не хотел бы сейчас встретиться.

Я любил каждую, но не могу сказать, что они любили меня. Мужчины могут чувствовать и чувствуют. Жаль, что это часто путают со слабостью, придурью и навязчивостью, веря му*акам.

Суровый Джо.

Читайте:

Она была лучшей

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Мужчины могут чувствовать и чувствуют